Ускоренный метанболизм: Lada Vesta, Lada Largus и Lada 4×4 на метане

Заправляем предсерийные Лады природным газом. В том, какой интерес у АВТОВАЗа к автомобилям на газовом топливе и почему на его роль назначили метан.

Пропан или метан?

Если сегодня спросить у таксистов, сколько денег уходит на бензин, каждый второй скажет, что давно оснастил свой автомобиль газобаллонным оборудованием и заправляется пропан-бутаном. Выгода очевидна, что подтверждает и опыт эксплуатации редакционного седана Nissan Almera (тоже, кстати, тольяттинского производства). Год назад за комплект ГБО мы отдали 25 тысяч рублей, и с тех пор Кирилл Милешкин экономит на заправках, отдавая за литр топлива в полтора раза меньше, чем ездящие на бензине. Объем тороидального бака невелик — всего 42 литра, а расход пропан-бутана выше, чем бензина, примерно на литр — но комплект уже себя окупил.

А какой интерес у АВТОВАЗа к автомобилям на газовом топливе? И почему на его роль назначили метан?

  • Во‑первых, природный газ, состоящий в основном из метана, наиболее экологичен. Формула метана — CH4, а пропана — C3H8, — напоминает азы химии главный инженер-конструктор по разработкам отдела архитектуры автомобиля Сергей Ивлев.
  • При сгорании каждого получается углекислый газ (CO2) и вода, но метан окислить проще, вдобавок продуктов сгорания он дает меньше. Во‑вторых, это безопасный газ: он легче воздуха, поэтому не скапливается в багажнике или под машиной, в отличие от пропан-бутановой смеси. В‑третьих, запасы природного газа разведаны на сто пятьдесят лет вперед. Цена топлива на АГНКС (автомобильная газонаполнительная компрессорная станция. — Ред.) — около 12 рублей за кубометр, а проехать на нем можно столько же, сколько на 1,1 литра бензина.


Тогда почему, почему мы все поголовно не ездим на метане?

Прежде всего, слабо развита инфраструктура. На территории Италии, которая по площади сопоставима с Томской областью, более тысячи метановых заправок — а в России сеть АГНКС насчитывает всего около 250 станций!

Корни этой проблемы уходят в прошлое. При тогдашней цене бензина и развитости автопарка в Советском Союзе не было острой необходимости в альтернативных источниках энергии. О метане вспоминали лишь в особо тяжелых случаях — как, например, в середине 1930‑х. В СССР последний всплеск интереса, которому мы и обязаны нынешней базовой инфраструктурой, случился относительно недавно: с 1983 по 1992 год было построено 357 метановых станций, из которых после развала Союза в России уцелело 188. Многие наверняка вспомнят городские автобусы, грузовики и такси с газобаллонным оборудованием: тогда в целях экономии на газ переводили транспортные предприятия. В наше время о метане вновь заговорили как о перспективном топливе. Заговорили в правительстве страны, в регионах, на автозаводах — и в корпорации Газпром.


«Газпром газомоторное топливо», дочерняя компания топливного концерна, занимается комплексным развитием рынка потребителей природного газа в 49 регионах страны. Направления ее деятельности — модернизация существующих АГНКС и строительство новых станций, привлечение ресурсов и помощь в оптимизации законов, которые регулируют газомоторный рынок.

Планов — громадье. По заявлениям Минэнерго, количество метановых заправок к 2020 году должно увеличиться вдвое. Постановление правительства РФ № 767‑р предписывает существенно увеличить за это время количество газовых автомобилей, задействованных в общественных перевозках и коммунально-дорожных работах. В городах-миллионниках их доля составит половину автопарка, в крупных (свыше 300 тысяч жителей) муниципальных образованиях — треть. Для этого ежегодно выделяют субсидии: скажем, при закупке метановых ГАЗелей и им подобных маршруток региону компенсируют 130 тысяч рублей за каждый микроавтобус, за полноразмерный ЛИАЗ или МАЗ — 1,3 миллиона, за «гармошку» — 3 миллиона. Это не только покрывает более высокую стоимость метановых автобусов по сравнению с обычными, но даже делает их более привлекательными!



— Если запустить подобный механизм субсидирования для частных лиц, интерес к легковым автомобилям, работающим на природном газе, резко возрастет, — вздыхает Сергей Ивлев. — Ведь комплект качественного ГБО (с установкой) увеличивает стоимость сходящей с конвейера машины на 80–100 тысяч рублей, а при цене той же Весты 534 тысячи (мы газифицируем базовую модификацию с кондиционером) это заметная сумма.


В Весте два баллона спрятаны под фальшполом. Для запаски создадут кронштейн, но жить ей придется в багажнике.
Отчего же так дорого? Основная часть стоимости приходится на баллоны. Они делятся на четыре поколения в зависимости от материала и технологии изготовления. Если для автобусов годятся относительно простые и дешевые стальные баллоны первой генерации, то в легковушках баллоны должны быть максимально легкие — и лучше использовать пластиковые, армированные углеволокном. Так считают вазовцы, хотя концерн Volkswagen на разных моделях использует и композитные, и стальные емкости.

На два фронта

Инженеры примерили современные баллоны лишь на Весту. Фактически это опытный образец, демонстрирующий, как в идеале должен выглядеть автомобиль на газовом топливе. Емкости спрятаны от глаз под фальшполом багажника в переделанной нише, где обычно лежит запаска. Заправочный разъем современного международного стандарта ISO 14469–1 выведен под лючок бензобака — все-таки не зря размеры последнего оскорбляют чувства ценителей прекрасного. Но главное — на Весте стоит двухтопливный контроллер управления двигателем, обеспечивающий оптимальную работу как на одном топливе, так и на другом и незаметный переход с бензина на газ и наоборот. Блок управления разработала отечественная фирма Итэлма, поставляющая львиную долю электроники для Лад. Такой контроллер легко откалибровать под машину с роботизированной коробкой передач, в него можно зашить функции одновременного впрыска бензина и газа, что требуется в определенных режимах
В эксплуатации такая машина действительно не доставит хлопот. Двигатель пускается на бензине и переходит на метан при достижении температуры +25 ºС в системе охлаждения — автоматика следит за тем, чтобы не обледенел газовый редуктор. Заметить это можно лишь по перемещению стрелки топливомера: когда Веста работает на бензине, прибор показывает уровень топлива в баке, а когда задействована газовая аппаратура — запас метана в баллонах.


Лада 4×4 CNG — пока единственный прототип, причем создан он по просьбе… Газпрома! Газовикам нужен неприхотливый технологический транспорт
Нет проблем ни с троганьем, ни с реакцией на подачу топлива, — но в предельных режимах, работая на газе, Веста «тупит». По расчетам, мотор, развивающий на бензине пиковые 106 л.с., на метане выдает лишь 98 «лошадок». Связано это с иным стехиометрическим составом газовой смеси (при том же количестве воздуха сжигается меньше метана) и с замещением части воздуха в цилиндрах метаном.

В городе, где водители обычно не поднимают стрелку тахометра выше 4000 об/мин, разница между бензиновым и газовым режимами практически незаметна, но вот при обгонах на трассе неплохо бы предусмотреть режим «кик-даун» — чтобы при резком нажатии на педаль задействовать бензиновые форсунки. Тем более что двухтопливный контроллер позволяет реализовать этот алгоритм. А еще кратковременный автоматический переход на бензин может понадобиться, чтобы снизить температуру в выпускном коллекторе. Жаль, газовый Largus — еще один продукт газификации Лад — таким фокусам не обучить.

Французский наездник

У Ларгуса есть все шансы в ближайшем будущем обогнать Весту CNG по объему производства: АВТОВАЗ, «Газпром газомоторное топливо» и установщик газового оборудования АТС-сервис запустили проект по выпуску 300 пилотных автомобилей, ориентированный прежде всего на таксопарки.


Ларгус изначально не претендует на лавры спорткара, поэтому смириться с потерей мощности при работе на метане не так уж тяжело.
Однако залезть в «мозги» своего двигателя, даром что его поставили на производство в Тольятти, французы вазовцам не позволили. Поэтому за газовое питание отвечает не основной блок управления, а контроллер- «наездник» — и возможности такой схемы ограничены.

Впрочем, с основными задачами контроллер справляется. Точно так же пуск двигателя происходит на бензине, затем, прогревшись, мотор незаметно для водителя начинает потреблять метан. Индикация запаса газа, как и кнопка переключения между видами топлива, — на небольшом модуле, пристроенном у основания консоли. Следить за уровнем метана уже не так удобно, как в Весте, но переключиться на бензин перед напряженным обгоном (здесь тоже ощущается дефицит мощности) не составит труда.

В спокойном темпе претензий к Ларгусу нет, но примерно после 4300 об/мин запал мотора исчезает — и следующие 1500 об/мин он раскручивается целую вечность. Приходится практиковать «дизельную» манеру езды и переключаться раньше, не расходуя энергию двигателя на никчемный рев.


Трогательная баночка на колонке — с антифризом. В него рекомендуют макнуть наконечник перед тем, как вставить его в заправочный разъем: так меньше вероятность повредить уплотнения.

Но попробуйте представить, что вы купили не шестнадцати-, а восьмиклапанный Ларгус, изначально небыстрый, — и тогда претензии к динамике улетучатся. А если посчитать расходы на заправку, то на такие мелочи вовсе закроешь глаза. Главное — не забывать, что на АГНКС действуют более строгие правила.

  • Перед тем как принять деньги, я обязан попросить у вас справку формы 2б, — оператор единственной на весь Тольятти компрессорной станции вежлив, но непреклонен.
  • Допустим, я вам ее показал.
  • Отлично! Тогда представим, что я вас заправил. Всего хорошего!

В Весте место для заправочного разъема предусмотрели за лючком бензобака. Чтобы закачать метан в старую Ниву или Ларгус, нужно открыть капот.

Справка — а точнее, свидетельство формы 2б к ТУ 152-12-008-99 о проведении периодических испытаний ГБО — выдается каждый год после проведения испытаний газотопливной системы. Нет справки — нет заправки, настаивал парень, но в итоге баллон Ларгуса мы все же заполнили. На подмогу мне примчался вазовский инженер, который… нет, не справку привез, а просто подогнал автомобиль к посту — и с невозмутимым видом протянул деньги в кассу. Увидев знакомое лицо, оператор не стал задавать лишних вопросов — и меньше чем через пять минут заправленный Ларгус отъехал от станции. За 222 рубля я закачал в баллон 18,2 кубометра газа, на которых смогу проехать около 250 километров — выгоднее по сравнению с бензином в два с половиной раза!

Итак, метан экологичнее, безопаснее, дешевле бензина — и увеличивает ресурс двигателя: он не оставляет нагара в камере сгорания и не смывает масляную пленку со стенок цилиндров. Вопрос лишь в том, далеко ли от вашего дома до АГНКС. Если энтузиазм Газпрома и правительства страны не угаснет, то число станций продолжит расти. А метановые Лады могут получить прописку на конвейере уже в следующем году.

ПЛЮС: Метановый автомобиль выгоднее бензинового в эксплуатации

МИНУС: Купил бы себе, если бы поездка от дома до АГНКС не съедала треть баллона

Не нашли интересующую Вас информацию? Задайте вопрос на нашем форуме.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

5 × 1 =